Органика в России
13 января 2017 г.

Как работает органическое производство

Морозным днем журналисты приехали в Углич. Здесь мы побывали не в известных туристических местах, а на местной органической ферме. О чудесах того, как организована жизнь экохозяйства, - в нашем репортаже.

Забегаешь с мороза, кусающего за щеки, в большое теплое пространство. Клубы пара остаются сзади. А здесь – дом, где живут коровы. Ферма! Но совсем не такая, как вы себе представляете!

Урожай без химии – возможно ли?

Несколько лет назад компания «АгриВолга» выкупила в Угличском районе земли заброшенных совхозов. Они давно не возделывались – а значит, были готовы к органическому земледелию и животноводству. А что такое вообще органическое сельское хозяйство? В нем нельзя применять минеральные удобрения, различные химические добавки, генномодифицированные импортные семена. А что это значит? Это значит, что растить урожай без химии очень долго и хлопотно. Ведь даже сорняки нельзя уничтожать с помощью гербицидов! Только все натуральное. И коровы и овцы должны выходить на пастбища с экологически чистой травкой, питаться только натуральной едой – тогда только и их молоко будет считаться органическим.

А ведь в обычном, индустриальном сельском хозяйстве все иначе. Всем известны, например, «гормоны роста» - и благодаря им бройлер вырастает за полтора месяца и почти не может двигаться. В органическом сельском хозяйстве животные живут своей естественной жизнью. За эти годы компания вложила в развитие производства более 1,2 млрд рублей, и это окупается сторицей: через трудности прошли, производство не просто развивается, но еще и дает новые необычные продукты.

Как коровы гулять ходили

На угличских фермах «АгриВолги» - более 45 тысяч гектаров. Здесь живет 9 тысяч коров и почти 6 тысяч овец. Одни коровы – рыжие, с красивыми глазами – джерси, канадская порода. Другие - местные, ярославские, черные с белыми пятнами. А еще есть помеси – они, по словам животноводов, самые выносливые.

Стиль жизни на органической ферме – свободный. Коровы находятся в так называемом свободном выпасе. Животные сами решают, когда им выйти на пастбище. Зимой – всегда готовая свежая здоровая еда, сено. А еще коровы очень любят лизуны – это такие огромные куски соли, подвешенные на веревках. Летом коровы уходят от фермы за несколько километров по территории – и, наевшись свежей травки, возвращаются домой.

«У нас все по правилам и конфликтов не бывает, у каждой коровы – свое стойло, привычное место, - рассказывает нам Сергей Ключников , коммерческий директор «АгриВолги», проводя экскурсию для журналистов по ферме. – Здесь, как видите, современные помещения, а техника сама убирает отходы – вместо сотрудников это делает специальный робот-скребок».

Пока мы беседуем, коровы наслаждаются массажем. Ферма закупила специальные щетки-чесалки. И снова экономия: коровы сами чистят себя, заодно и получают удовольствие. Вот почему здесь каждое животное - чистое, с лоснящейся шкурой.

Житье-бытье буренок организовано. Те коровы, которые ждут отела, содержатся отдельно, их не доят, и они отдыхают. Тут же рядом – маленькие загоны для телят. Есть и совсем крохотные «комнатки» - эти рыжие и черные малыши, которые спят в них, появились на свет буквально 3-4 дня назад.

Робот – главный сотрудник фермы

Любимое дело коров – отправиться на дойку. Сюда буренки даже очередь занимают! Доярок на фермах «АгриВолги» тоже нет. Их заменяет робот.

Удовольствие, кстати, недешевое. Такой электродоильщик стоит 10 миллионов рублей. И он, как рассказывает Сергей Ключников, обслуживает 70 коров в день. Но это лучше, чем доярка: дело в том, что сам факт присутствия на ферме персонала может снижать качество молока. Робот же никогда не ошибается и никогда не пропустит на производство зараженное или загрязненное молоко – считывает информацию.

Мы стоим у витрины, за стеклом работает робот. Корова заходит в специальное стойло – следующие терпеливо ждут своей очереди. Робот сначала тщательно моет вымя, причем сначала сдаивает первые капли молока, и только потом приступает к доению. Как поясняет Сергей Ключников, работа робота более полезна и для здоровья коровы. Дело в том, что полуавтоматические аппараты для доения, которые используют доярки, не сцеживает молозиво, конечно, не моет вымя, а еще доит все соски одновременно – а от этого корова может и заболеть. А этот умный робот считывает, в каком соске молоко закончилось, и прекращает на нем работу, додаивает остальные.

Аппарат считывает, какая именно корова зашла на дойку. Вся информация тут же уходит на головной компьютер фермы. И оператор видит: какая корова доится и столько получено литров. А еще робот умеет определять жирность молока, кислотность, плотность, делает полный бактериологический анализ. И если вдруг молоко не соответствует параметрам, оно тут же сливается. В танк-охладитель уходит только качественная продукция. Кстати, стоит заметить: на всем производстве – начиная с вымени коровы и заканчивая пакетом с молоком на этапе розлива – молоко нигде не соприкасается ни с человеческими руками, ни с воздухом. Оно тут же уходит в трубы и по ним идет дальше от робота-доильщика на обработку и производство.

Морозоустойчивые буренки

Мы выходим из фермы на мороз. Недалеко, за заборами из толстых бревен, на ярком белом снегу – какие-то огромные черные горы. Они шевелятся! Оказалось, это быки и коровы абердин- ангусской породы. Мы подходим ближе. Один из быков, раздувая ноздри, грозно мычит и очень сердито смотрит на нас. Защищает территорию. «Это мясная порода, - поясняет Сергей Ключников. - Они совершенно не боятся морозов, и им не нужно помещение. Видите, они и сейчас, в зимнюю стужу, лежат на снегу, им комфортно». Ангусы закуплены в Канаде, и они 365 дней в году живут под открытым небом. И так же, как и молочные коровы, ходят пастись самостоятельно. Порода эта более агрессивная. Но пастухи им не нужны. На ферме есть электрический пастух – это тонкие проволочки, по которым проходит 12-вольтовый ток. Коровам он не приносит дискомфорта, они к проволочному ограждению на пастбищах даже не подходят, ощущая электромагнитное поле.

Бык ангусской породы весит чуть более тонны! Корова – 700 килограммов. Они больше молочных пород в 1,5 раза.

«Замечу, что на обычном индустриальном производстве из 100 кило мяса делают 120 килограммов колбасы. Потому что используются искусственные добавки, мясо насыщают водой – отсюда и лишний вес, и приятный вкус, - отмечает Сергей Ключников. - На нашем же производстве из 100 килограммов мяса получают 95 килограммов колбасы или сосисок. Потому что мы не используем дополнительных добавок. Да, вкус органической мясной продукции несколько специфичен, но просто потому, что нет тут никаких «улучшителей вкуса», к которым мы привыкли. Сплошная экология и здоровье».

«Углече Поле»: 12 часов от фермы до прилавка

«Мы каждый день возили наше молоко на анализ в Ярославль. Два года доказывали, что оно в норме по всем параметрам. И нам наконец дали разрешение на полный цикл производства», - рассказывает коммерческий директор компании «АгриВолга». На уникальной угличской ферме молоко и молочные продукты делают прямо здесь. Рядом с фермами – небольшой заводик, куда переправляется молоко на грузовичках.

В цехе розлива соблюдается идеальная стерильность. Мы оказываемся в роли сотрудников производства. Пока ты не помоешь руки, а потом не продезинфицируешь, турникет не пропустит тебя внутрь. В шапочках, специальных халатах и обуви мы проходим в молочное царство.

«Молоко, как требует законодательство, сырым продаваться не может, оно подвергается обработке – от 68 градусов и выше. Мы на «АгриВолге» только пастеризуем молоко – это термообработка 68-70 градусов, - рассказывает Сергей Ключников. - Стерилизация на органическом производстве запрещена. Ведь это уже нагрев до 100 градусов, а в этом случае в молоке убивается все живое».

На молокозаводе есть лаборатория, которая проверяет еще раз все молоко. Сепаратор отделяет лишнюю жирность. Дальше молоко идет в упаковку – в итоге всего за 12 часов оно добирается от дойки до готовой формы. «Нигде нет такой скорости производства!» - подчеркивает Сергей Ключников.

Здесь делают не только молоко, но и кисломолочную продукцию, масло, сыр, сметану, творог, кефир, ряженку… а называется производство «Углече Поле» - по старинному названию города Углича.

В специальном цехе живут бактерии, которые потом и создают настоящую закваску. Кстати, поэтому кефир «Углече Поле», например, может немножко отличаться по составу – это потому, объясняют специалисты производства, что полезные бактерии в нем продолжают свою жизнедеятельность.

А у молока «Углече Поле» вкус тоже разный. «Потому что это не порошковое молоко, а натуральное. Оно даже от времени года меняется, - рассказывает Сергей Ключников. – Зимой коровы едят не траву на поле, а силос, - в итоге и молоко более жирное. Летом молоко более жидкое. И это нормальный процесс».

В индустриальном производстве многое делается иначе. Скажем, в сметану или молоко могут добавляться растительные жиры. В органическом производстве это невозможно. Важно сохранить биологическую ценность продукта. Кстати, именно по этой причине «АгриВолге» не разрешили делать йогурт – ведь, согласно ГОСТу, в него надо добавлять сухое молоко, а в органике это неприемлемый принцип. Думали угличские технологи – и разработали свой рецепт. Только ведь назвать новый продукт «йогуртом» нельзя. Так появился «Угурт». В «Угурте» нет красителей, ароматизаторов, стабилизаторов и регуляторов кислотности, нет сухого молока, - рассказывает Сергей Ключников. – Делается он термостатным способом, из натурального органического молока «Углече Поле» и закваски».

Органика – современный тренд в питании

Мы постепенно привыкаем к органическим продуктам на полках магазинов – но не очень в них разбираемся, в отличие от европейского покупателя. Часто производители помечают свой товар словами «эко», «органик», «фермерская продукция», а ведь вовсе не вся эта продукция органическая. «У нас до сих пор законодательно не отрегулирована ее сертификация. А таких органических производств слишком мало, чтобы лоббировать нужный закон», - отмечает Сергей Ключников.

А потребитель уже настроен по-новому. Те, кто хочет вести здоровый образ жизни, стараются покупать здоровые продукты. Пока органика дороже индустриальных продуктов питания, потому что производство пока не очень развито и, опять же, не поддержано законами. Производители стремятся сертифицировать свою продукцию, но пока вынуждены пользоваться зарубежной официальной сертификации, в ожидании российского закона.

Как отмечают эксперты, наш закон об органическом сельском хозяйстве уже готов и может быть принят в ближайшее время. Тогда с полок магазинов уйдут липовые «экопродукты», останется подлинная органика, и покупателя уже ничто не введет в заблуждение. А производители будут развивать свое производство, учитывая потребительский запрос.

Источник: «Домашний очаг», 13 января 2017 года

">

Морозным днем журналисты приехали в Углич. Здесь мы побывали не в известных туристических местах, а на местной органической ферме. О чудесах того, как организована жизнь экохозяйства, - в нашем репортаже.

Забегаешь с мороза, кусающего за щеки, в большое теплое пространство. Клубы пара остаются сзади. А здесь – дом, где живут коровы. Ферма! Но совсем не такая, как вы себе представляете!

Урожай без химии – возможно ли?

Несколько лет назад компания «АгриВолга» выкупила в Угличском районе земли заброшенных совхозов. Они давно не возделывались – а значит, были готовы к органическому земледелию и животноводству. А что такое вообще органическое сельское хозяйство? В нем нельзя применять минеральные удобрения, различные химические добавки, генномодифицированные импортные семена. А что это значит? Это значит, что растить урожай без химии очень долго и хлопотно. Ведь даже сорняки нельзя уничтожать с помощью гербицидов! Только все натуральное. И коровы и овцы должны выходить на пастбища с экологически чистой травкой, питаться только натуральной едой – тогда только и их молоко будет считаться органическим.

А ведь в обычном, индустриальном сельском хозяйстве все иначе. Всем известны, например, «гормоны роста» - и благодаря им бройлер вырастает за полтора месяца и почти не может двигаться. В органическом сельском хозяйстве животные живут своей естественной жизнью. За эти годы компания вложила в развитие производства более 1,2 млрд рублей, и это окупается сторицей: через трудности прошли, производство не просто развивается, но еще и дает новые необычные продукты.

Как коровы гулять ходили

На угличских фермах «АгриВолги» - более 45 тысяч гектаров. Здесь живет 9 тысяч коров и почти 6 тысяч овец. Одни коровы – рыжие, с красивыми глазами – джерси, канадская порода. Другие - местные, ярославские, черные с белыми пятнами. А еще есть помеси – они, по словам животноводов, самые выносливые.

Стиль жизни на органической ферме – свободный. Коровы находятся в так называемом свободном выпасе. Животные сами решают, когда им выйти на пастбище. Зимой – всегда готовая свежая здоровая еда, сено. А еще коровы очень любят лизуны – это такие огромные куски соли, подвешенные на веревках. Летом коровы уходят от фермы за несколько километров по территории – и, наевшись свежей травки, возвращаются домой.

«У нас все по правилам и конфликтов не бывает, у каждой коровы – свое стойло, привычное место, - рассказывает нам Сергей Ключников , коммерческий директор «АгриВолги», проводя экскурсию для журналистов по ферме. – Здесь, как видите, современные помещения, а техника сама убирает отходы – вместо сотрудников это делает специальный робот-скребок».

Пока мы беседуем, коровы наслаждаются массажем. Ферма закупила специальные щетки-чесалки. И снова экономия: коровы сами чистят себя, заодно и получают удовольствие. Вот почему здесь каждое животное - чистое, с лоснящейся шкурой.

Житье-бытье буренок организовано. Те коровы, которые ждут отела, содержатся отдельно, их не доят, и они отдыхают. Тут же рядом – маленькие загоны для телят. Есть и совсем крохотные «комнатки» - эти рыжие и черные малыши, которые спят в них, появились на свет буквально 3-4 дня назад.

Робот – главный сотрудник фермы

Любимое дело коров – отправиться на дойку. Сюда буренки даже очередь занимают! Доярок на фермах «АгриВолги» тоже нет. Их заменяет робот.

Удовольствие, кстати, недешевое. Такой электродоильщик стоит 10 миллионов рублей. И он, как рассказывает Сергей Ключников, обслуживает 70 коров в день. Но это лучше, чем доярка: дело в том, что сам факт присутствия на ферме персонала может снижать качество молока. Робот же никогда не ошибается и никогда не пропустит на производство зараженное или загрязненное молоко – считывает информацию.

Мы стоим у витрины, за стеклом работает робот. Корова заходит в специальное стойло – следующие терпеливо ждут своей очереди. Робот сначала тщательно моет вымя, причем сначала сдаивает первые капли молока, и только потом приступает к доению. Как поясняет Сергей Ключников, работа робота более полезна и для здоровья коровы. Дело в том, что полуавтоматические аппараты для доения, которые используют доярки, не сцеживает молозиво, конечно, не моет вымя, а еще доит все соски одновременно – а от этого корова может и заболеть. А этот умный робот считывает, в каком соске молоко закончилось, и прекращает на нем работу, додаивает остальные.

Аппарат считывает, какая именно корова зашла на дойку. Вся информация тут же уходит на головной компьютер фермы. И оператор видит: какая корова доится и столько получено литров. А еще робот умеет определять жирность молока, кислотность, плотность, делает полный бактериологический анализ. И если вдруг молоко не соответствует параметрам, оно тут же сливается. В танк-охладитель уходит только качественная продукция. Кстати, стоит заметить: на всем производстве – начиная с вымени коровы и заканчивая пакетом с молоком на этапе розлива – молоко нигде не соприкасается ни с человеческими руками, ни с воздухом. Оно тут же уходит в трубы и по ним идет дальше от робота-доильщика на обработку и производство.

Морозоустойчивые буренки

Мы выходим из фермы на мороз. Недалеко, за заборами из толстых бревен, на ярком белом снегу – какие-то огромные черные горы. Они шевелятся! Оказалось, это быки и коровы абердин- ангусской породы. Мы подходим ближе. Один из быков, раздувая ноздри, грозно мычит и очень сердито смотрит на нас. Защищает территорию. «Это мясная порода, - поясняет Сергей Ключников. - Они совершенно не боятся морозов, и им не нужно помещение. Видите, они и сейчас, в зимнюю стужу, лежат на снегу, им комфортно». Ангусы закуплены в Канаде, и они 365 дней в году живут под открытым небом. И так же, как и молочные коровы, ходят пастись самостоятельно. Порода эта более агрессивная. Но пастухи им не нужны. На ферме есть электрический пастух – это тонкие проволочки, по которым проходит 12-вольтовый ток. Коровам он не приносит дискомфорта, они к проволочному ограждению на пастбищах даже не подходят, ощущая электромагнитное поле.

Бык ангусской породы весит чуть более тонны! Корова – 700 килограммов. Они больше молочных пород в 1,5 раза.

«Замечу, что на обычном индустриальном производстве из 100 кило мяса делают 120 килограммов колбасы. Потому что используются искусственные добавки, мясо насыщают водой – отсюда и лишний вес, и приятный вкус, - отмечает Сергей Ключников. - На нашем же производстве из 100 килограммов мяса получают 95 килограммов колбасы или сосисок. Потому что мы не используем дополнительных добавок. Да, вкус органической мясной продукции несколько специфичен, но просто потому, что нет тут никаких «улучшителей вкуса», к которым мы привыкли. Сплошная экология и здоровье».

«Углече Поле»: 12 часов от фермы до прилавка

«Мы каждый день возили наше молоко на анализ в Ярославль. Два года доказывали, что оно в норме по всем параметрам. И нам наконец дали разрешение на полный цикл производства», - рассказывает коммерческий директор компании «АгриВолга». На уникальной угличской ферме молоко и молочные продукты делают прямо здесь. Рядом с фермами – небольшой заводик, куда переправляется молоко на грузовичках.

В цехе розлива соблюдается идеальная стерильность. Мы оказываемся в роли сотрудников производства. Пока ты не помоешь руки, а потом не продезинфицируешь, турникет не пропустит тебя внутрь. В шапочках, специальных халатах и обуви мы проходим в молочное царство.

«Молоко, как требует законодательство, сырым продаваться не может, оно подвергается обработке – от 68 градусов и выше. Мы на «АгриВолге» только пастеризуем молоко – это термообработка 68-70 градусов, - рассказывает Сергей Ключников. - Стерилизация на органическом производстве запрещена. Ведь это уже нагрев до 100 градусов, а в этом случае в молоке убивается все живое».

На молокозаводе есть лаборатория, которая проверяет еще раз все молоко. Сепаратор отделяет лишнюю жирность. Дальше молоко идет в упаковку – в итоге всего за 12 часов оно добирается от дойки до готовой формы. «Нигде нет такой скорости производства!» - подчеркивает Сергей Ключников.

Здесь делают не только молоко, но и кисломолочную продукцию, масло, сыр, сметану, творог, кефир, ряженку… а называется производство «Углече Поле» - по старинному названию города Углича.

В специальном цехе живут бактерии, которые потом и создают настоящую закваску. Кстати, поэтому кефир «Углече Поле», например, может немножко отличаться по составу – это потому, объясняют специалисты производства, что полезные бактерии в нем продолжают свою жизнедеятельность.

А у молока «Углече Поле» вкус тоже разный. «Потому что это не порошковое молоко, а натуральное. Оно даже от времени года меняется, - рассказывает Сергей Ключников. – Зимой коровы едят не траву на поле, а силос, - в итоге и молоко более жирное. Летом молоко более жидкое. И это нормальный процесс».

В индустриальном производстве многое делается иначе. Скажем, в сметану или молоко могут добавляться растительные жиры. В органическом производстве это невозможно. Важно сохранить биологическую ценность продукта. Кстати, именно по этой причине «АгриВолге» не разрешили делать йогурт – ведь, согласно ГОСТу, в него надо добавлять сухое молоко, а в органике это неприемлемый принцип. Думали угличские технологи – и разработали свой рецепт. Только ведь назвать новый продукт «йогуртом» нельзя. Так появился «Угурт». В «Угурте» нет красителей, ароматизаторов, стабилизаторов и регуляторов кислотности, нет сухого молока, - рассказывает Сергей Ключников. – Делается он термостатным способом, из натурального органического молока «Углече Поле» и закваски».

Органика – современный тренд в питании

Мы постепенно привыкаем к органическим продуктам на полках магазинов – но не очень в них разбираемся, в отличие от европейского покупателя. Часто производители помечают свой товар словами «эко», «органик», «фермерская продукция», а ведь вовсе не вся эта продукция органическая. «У нас до сих пор законодательно не отрегулирована ее сертификация. А таких органических производств слишком мало, чтобы лоббировать нужный закон», - отмечает Сергей Ключников.

А потребитель уже настроен по-новому. Те, кто хочет вести здоровый образ жизни, стараются покупать здоровые продукты. Пока органика дороже индустриальных продуктов питания, потому что производство пока не очень развито и, опять же, не поддержано законами. Производители стремятся сертифицировать свою продукцию, но пока вынуждены пользоваться зарубежной официальной сертификации, в ожидании российского закона.

Как отмечают эксперты, наш закон об органическом сельском хозяйстве уже готов и может быть принят в ближайшее время. Тогда с полок магазинов уйдут липовые «экопродукты», останется подлинная органика, и покупателя уже ничто не введет в заблуждение. А производители будут развивать свое производство, учитывая потребительский запрос.

Источник: «Домашний очаг», 13 января 2017 года

Морозным днем журналисты приехали в Углич. Здесь мы побывали не в известных туристических местах, а на местной органической ферме. О чудесах того, как организована жизнь экохозяйства, - в нашем репортаже.

Забегаешь с мороза, кусающего за щеки, в большое теплое пространство. Клубы пара остаются сзади. А здесь – дом, где живут коровы. Ферма! Но совсем не такая, как вы себе представляете!

Урожай без химии – возможно ли?

Несколько лет назад компания «АгриВолга» выкупила в Угличском районе земли заброшенных совхозов. Они давно не возделывались – а значит, были готовы к органическому земледелию и животноводству. А что такое вообще органическое сельское хозяйство? В нем нельзя применять минеральные удобрения, различные химические добавки, генномодифицированные импортные семена. А что это значит? Это значит, что растить урожай без химии очень долго и хлопотно. Ведь даже сорняки нельзя уничтожать с помощью гербицидов! Только все натуральное. И коровы и овцы должны выходить на пастбища с экологически чистой травкой, питаться только натуральной едой – тогда только и их молоко будет считаться органическим.

А ведь в обычном, индустриальном сельском хозяйстве все иначе. Всем известны, например, «гормоны роста» - и благодаря им бройлер вырастает за полтора месяца и почти не может двигаться. В органическом сельском хозяйстве животные живут своей естественной жизнью. За эти годы компания вложила в развитие производства более 1,2 млрд рублей, и это окупается сторицей: через трудности прошли, производство не просто развивается, но еще и дает новые необычные продукты.

Как коровы гулять ходили

На угличских фермах «АгриВолги» - более 45 тысяч гектаров. Здесь живет 9 тысяч коров и почти 6 тысяч овец. Одни коровы – рыжие, с красивыми глазами – джерси, канадская порода. Другие - местные, ярославские, черные с белыми пятнами. А еще есть помеси – они, по словам животноводов, самые выносливые.

Стиль жизни на органической ферме – свободный. Коровы находятся в так называемом свободном выпасе. Животные сами решают, когда им выйти на пастбище. Зимой – всегда готовая свежая здоровая еда, сено. А еще коровы очень любят лизуны – это такие огромные куски соли, подвешенные на веревках. Летом коровы уходят от фермы за несколько километров по территории – и, наевшись свежей травки, возвращаются домой.

«У нас все по правилам и конфликтов не бывает, у каждой коровы – свое стойло, привычное место, - рассказывает нам Сергей Ключников , коммерческий директор «АгриВолги», проводя экскурсию для журналистов по ферме. – Здесь, как видите, современные помещения, а техника сама убирает отходы – вместо сотрудников это делает специальный робот-скребок».

Пока мы беседуем, коровы наслаждаются массажем. Ферма закупила специальные щетки-чесалки. И снова экономия: коровы сами чистят себя, заодно и получают удовольствие. Вот почему здесь каждое животное - чистое, с лоснящейся шкурой.

Житье-бытье буренок организовано. Те коровы, которые ждут отела, содержатся отдельно, их не доят, и они отдыхают. Тут же рядом – маленькие загоны для телят. Есть и совсем крохотные «комнатки» - эти рыжие и черные малыши, которые спят в них, появились на свет буквально 3-4 дня назад.

Робот – главный сотрудник фермы

Любимое дело коров – отправиться на дойку. Сюда буренки даже очередь занимают! Доярок на фермах «АгриВолги» тоже нет. Их заменяет робот.

Удовольствие, кстати, недешевое. Такой электродоильщик стоит 10 миллионов рублей. И он, как рассказывает Сергей Ключников, обслуживает 70 коров в день. Но это лучше, чем доярка: дело в том, что сам факт присутствия на ферме персонала может снижать качество молока. Робот же никогда не ошибается и никогда не пропустит на производство зараженное или загрязненное молоко – считывает информацию.

Мы стоим у витрины, за стеклом работает робот. Корова заходит в специальное стойло – следующие терпеливо ждут своей очереди. Робот сначала тщательно моет вымя, причем сначала сдаивает первые капли молока, и только потом приступает к доению. Как поясняет Сергей Ключников, работа робота более полезна и для здоровья коровы. Дело в том, что полуавтоматические аппараты для доения, которые используют доярки, не сцеживает молозиво, конечно, не моет вымя, а еще доит все соски одновременно – а от этого корова может и заболеть. А этот умный робот считывает, в каком соске молоко закончилось, и прекращает на нем работу, додаивает остальные.

Аппарат считывает, какая именно корова зашла на дойку. Вся информация тут же уходит на головной компьютер фермы. И оператор видит: какая корова доится и столько получено литров. А еще робот умеет определять жирность молока, кислотность, плотность, делает полный бактериологический анализ. И если вдруг молоко не соответствует параметрам, оно тут же сливается. В танк-охладитель уходит только качественная продукция. Кстати, стоит заметить: на всем производстве – начиная с вымени коровы и заканчивая пакетом с молоком на этапе розлива – молоко нигде не соприкасается ни с человеческими руками, ни с воздухом. Оно тут же уходит в трубы и по ним идет дальше от робота-доильщика на обработку и производство.

Морозоустойчивые буренки

Мы выходим из фермы на мороз. Недалеко, за заборами из толстых бревен, на ярком белом снегу – какие-то огромные черные горы. Они шевелятся! Оказалось, это быки и коровы абердин- ангусской породы. Мы подходим ближе. Один из быков, раздувая ноздри, грозно мычит и очень сердито смотрит на нас. Защищает территорию. «Это мясная порода, - поясняет Сергей Ключников. - Они совершенно не боятся морозов, и им не нужно помещение. Видите, они и сейчас, в зимнюю стужу, лежат на снегу, им комфортно». Ангусы закуплены в Канаде, и они 365 дней в году живут под открытым небом. И так же, как и молочные коровы, ходят пастись самостоятельно. Порода эта более агрессивная. Но пастухи им не нужны. На ферме есть электрический пастух – это тонкие проволочки, по которым проходит 12-вольтовый ток. Коровам он не приносит дискомфорта, они к проволочному ограждению на пастбищах даже не подходят, ощущая электромагнитное поле.

Бык ангусской породы весит чуть более тонны! Корова – 700 килограммов. Они больше молочных пород в 1,5 раза.

«Замечу, что на обычном индустриальном производстве из 100 кило мяса делают 120 килограммов колбасы. Потому что используются искусственные добавки, мясо насыщают водой – отсюда и лишний вес, и приятный вкус, - отмечает Сергей Ключников. - На нашем же производстве из 100 килограммов мяса получают 95 килограммов колбасы или сосисок. Потому что мы не используем дополнительных добавок. Да, вкус органической мясной продукции несколько специфичен, но просто потому, что нет тут никаких «улучшителей вкуса», к которым мы привыкли. Сплошная экология и здоровье».

«Углече Поле»: 12 часов от фермы до прилавка

«Мы каждый день возили наше молоко на анализ в Ярославль. Два года доказывали, что оно в норме по всем параметрам. И нам наконец дали разрешение на полный цикл производства», - рассказывает коммерческий директор компании «АгриВолга». На уникальной угличской ферме молоко и молочные продукты делают прямо здесь. Рядом с фермами – небольшой заводик, куда переправляется молоко на грузовичках.

В цехе розлива соблюдается идеальная стерильность. Мы оказываемся в роли сотрудников производства. Пока ты не помоешь руки, а потом не продезинфицируешь, турникет не пропустит тебя внутрь. В шапочках, специальных халатах и обуви мы проходим в молочное царство.

«Молоко, как требует законодательство, сырым продаваться не может, оно подвергается обработке – от 68 градусов и выше. Мы на «АгриВолге» только пастеризуем молоко – это термообработка 68-70 градусов, - рассказывает Сергей Ключников. - Стерилизация на органическом производстве запрещена. Ведь это уже нагрев до 100 градусов, а в этом случае в молоке убивается все живое».

На молокозаводе есть лаборатория, которая проверяет еще раз все молоко. Сепаратор отделяет лишнюю жирность. Дальше молоко идет в упаковку – в итоге всего за 12 часов оно добирается от дойки до готовой формы. «Нигде нет такой скорости производства!» - подчеркивает Сергей Ключников.

Здесь делают не только молоко, но и кисломолочную продукцию, масло, сыр, сметану, творог, кефир, ряженку… а называется производство «Углече Поле» - по старинному названию города Углича.

В специальном цехе живут бактерии, которые потом и создают настоящую закваску. Кстати, поэтому кефир «Углече Поле», например, может немножко отличаться по составу – это потому, объясняют специалисты производства, что полезные бактерии в нем продолжают свою жизнедеятельность.

А у молока «Углече Поле» вкус тоже разный. «Потому что это не порошковое молоко, а натуральное. Оно даже от времени года меняется, - рассказывает Сергей Ключников. – Зимой коровы едят не траву на поле, а силос, - в итоге и молоко более жирное. Летом молоко более жидкое. И это нормальный процесс».

В индустриальном производстве многое делается иначе. Скажем, в сметану или молоко могут добавляться растительные жиры. В органическом производстве это невозможно. Важно сохранить биологическую ценность продукта. Кстати, именно по этой причине «АгриВолге» не разрешили делать йогурт – ведь, согласно ГОСТу, в него надо добавлять сухое молоко, а в органике это неприемлемый принцип. Думали угличские технологи – и разработали свой рецепт. Только ведь назвать новый продукт «йогуртом» нельзя. Так появился «Угурт». В «Угурте» нет красителей, ароматизаторов, стабилизаторов и регуляторов кислотности, нет сухого молока, - рассказывает Сергей Ключников. – Делается он термостатным способом, из натурального органического молока «Углече Поле» и закваски».

Органика – современный тренд в питании

Мы постепенно привыкаем к органическим продуктам на полках магазинов – но не очень в них разбираемся, в отличие от европейского покупателя. Часто производители помечают свой товар словами «эко», «органик», «фермерская продукция», а ведь вовсе не вся эта продукция органическая. «У нас до сих пор законодательно не отрегулирована ее сертификация. А таких органических производств слишком мало, чтобы лоббировать нужный закон», - отмечает Сергей Ключников.

А потребитель уже настроен по-новому. Те, кто хочет вести здоровый образ жизни, стараются покупать здоровые продукты. Пока органика дороже индустриальных продуктов питания, потому что производство пока не очень развито и, опять же, не поддержано законами. Производители стремятся сертифицировать свою продукцию, но пока вынуждены пользоваться зарубежной официальной сертификации, в ожидании российского закона.

Как отмечают эксперты, наш закон об органическом сельском хозяйстве уже готов и может быть принят в ближайшее время. Тогда с полок магазинов уйдут липовые «экопродукты», останется подлинная органика, и покупателя уже ничто не введет в заблуждение. А производители будут развивать свое производство, учитывая потребительский запрос.

Источник: «Домашний очаг», 13 января 2017 года

">
  • Процесс сбора молока полностью роботизирован. В отличие от доярки робот может работать круглосуточно, не подвержен влиянию стрессовых ситуаций и настроения. Это важно, ведь корова – чувствительное животное, и малейшее изменение её эмоционального состояния может повлиять на качество молока.

    После процесса идентификации животного по электронному чипу, фиксации времени дойки, робот проводит бактериальный анализ молока. По результатам анализа молоко отсортировывается, и в цех дальнейшей переработки попадает только здоровое молоко высокого качества.

    Сбор молока происходит по следующей схеме:

    1. Соски дезинфицируются при помощи форсунки на манипуляторе.

    2. Резина и внешняя часть доильных стаканов промываются водой.

    3. Выходные ворота открываются, и корова покидает станцию.

    4. Пол омывается водой.

    Очистка вымени, предварительное сдаивание, стимуляция, высушивание сосков

  • После сбора сырье по охлажденному до +2°С трубопроводу поступает в секцию регенерации. Там молоко подогревается до температуры сепарирования и происходит процесс бактофугирования - снимается механическая загрязненность и бактериальная осемененность молока. Затем сырье поступает в дезодоратор, где снимается привкус фермы и силоса; получается вкус натурального продукта. Для исключения отстоя сливок в продукте происходит процесс гомогенизации – механического дробления крупных жировых шариков на более мелкие. За счет этого мы получаем правильную консистенцию молока.

    IMG_8980.jpg
  • Новейшие технологические разработки, совершенное оборудование, а главное – высочайшее качество исходного сырья позволяют нам проводить самую низкотемпературную пастеризацию в промежутке температурных значений от 74°С до 76°С. Процесс пастеризации завершается охлаждением молока до температуры безвредного хранения +2°С.

  • На всех стадиях фасовки молока робототехника поддерживает низкотемпературный режим. Вся технологическая линия от дойки, пастеризации и до розлива закрыта от внешней среды, обсеменение продукта микрофлорой исключено. Это позволяет робототехнике и технологам обеспечить высочайшее качество органического продукта на всех стадиях его изготовления. Упаковка молока полностью герметична, удобна в использовании, а также проста для утилизации конечным потребителем или торговыми сетями.

  • Органическое сельское хозяйство представляет собой производственную систему, которая опирается на характерные особенности местности и включает в себя круговорот биологических, технологических и социальных ресурсов. Это способствует развитию экологического баланса и обеспечивает сохранение биоразнообразия.

    При кажущейся сложности смысл каждого слова в этом определении становится простым и конкретным, если вы разделяете философию «органик-производства».
    Органическое сельское хозяйство полностью запрещает использование пестицидов, гербицидов и химических удобрений, антибиотиков, гормональных лекарств, ГМО, сточных вод и низкокачественных кормов. Но эти запреты – всего лишь отправная точка в создании честного и ответственного органического производства. Успех же зависит от желания и умения сочетать разрешенные технологии, которые позволяют сохранить саму возможность производства здоровых продуктов питания и для будущих поколений.
  • Чистая почва – основа для органического сельского производства. Её чистота должна быть гарантирована неприменением химических удобрений, гербицидов и пестицидов на протяжении минимум пяти лет до начала органического использования. Плодородие почв поддерживается правильным севооборотом и внесением органических удобрений.
    Угличские земли на протяжении 15 последних лет находились под естественными парами. Отсутствие поблизости промышленных производств, урбанистической нагрузки дало возможность не проводить специальную биологическую очистку и сконцентрировать ресурсы на естественном обогащении почвы.

    Доступ к чистой воде – второй по значимости фактор. Наши животные обеспечены питьевой водой из природных родниковых источников, которая не требует дополнительной очистки.
  • «Мы обеспечиваем нашим животным безопасные условия на наших пастбищах и твердо знаем, чем они питаются!»

    Наши животные получают сбалансированный рацион, обусловленный потребностями их биологического вида. На пастбищах мы выращиваем кормовые культуры, богатые содержанием белка. Клевер, люцерна, козлятник – они одновременно улучшают почву и питают поголовье – источник органического мяса и молока. Эти кормовые культуры используются и для сенажа, и для зеленой подкормки.
    Под пастбища отведены обширные территории, что дает животным свободу в перемещении и кормлении. При этом наши поля находятся под постоянным контролем обслуживающего персонала, следящего за качеством кормов на пастбищах.

    Помимо пастбищ, животные питаются на кормовых столах, где им раздают сенаж, траву, зерно.

    В зимний период кормления в рацион добавляются концентрированные корма, которые мы производим самостоятельно из зерновых, выращенных на наших полях по технологии "органик".
  • Соблюдение требований органического производства по содержанию животных в максимально естественных для них условиях напрямую влияет на качество органической продукции.

    Каждое животное на ферме имеет чип со своим идентификационным номером. Компьютеризированная система постоянно отслеживает не только местоположение животных, но и состояние их здоровья.
    Технология свободного выпаса, применяемая на наших фермах, позволяет наиболее эффективно управлять пастбищными земельными ресурсами с учетом сезонности и потребностей скота. За счет постоянного перемещения животных по пастбищу, обеспечивается не только изобилие кормов, но и естественное восстановление травы и почвы.

    Роботизированный комплекс добровольного доения, автоматизированная система очистки и сбора навоза и четкое соблюдение санитарных требований к содержанию скота создают естественные, комфортные и безопасные условия для жизни наших животных.
  • Углич — древнейший по времени основания русский город на берегах реки Волги. Впервые упоминание о нем возникает в общерусских летописях, датированных 1293 годом. В те времена город Углич обозначался словосочетанием Углече Поле. Местная летописная традиция приписывает основание города Углече Поле Яну Плесковитичу, родственнику княгини Ольги. Традиционно 937 год считается временем возникновения города.
  • Просторные луга, чистые воды рек, ручьев и родников, мягкое солнце и умеренный климат – вот преимущественные отличия этой части Поволжья. Именно благодаря таким природным условиям угличская земля всегда славилась своими прекрасно развитыми земледелием и животноводством. Углич всегда ценили за производившиеся здесь сыры, колбасы и окорока. В 1944 году (за год до окончания Великой Отечественной войны) именно здесь был создан научно-исследовательский институт маслодельной и сыродельной промышленности.